«В какой-то момент я перестала себя видеть без этники», — интервью с блогером и стилистом
Надирой Абдурахмановой
Как с душой, трепетом к этнике, красоте и эстетике @nadi_uz вдохновляет более 30 000 подписчиков, прививая любовь к узбекской культуре.
Инстаграм продолжает покорять мир, становясь площадкой для открытий новых людей, стран, локаций, обучающих курсов и магазинов. Сейчас редко кто транслирует себя настоящих. Надира Абдурахманова выделяется своей естественностью, органичностью, душевностью, теплотой и невероятной искренностью. И да, спойлер, она действительно так живет.

Редактору «Афиши» Надира рассказала, как пришла к блогу, откуда любовь к этнике, как появился свой стиль и что будет дальше.
Надира родилась в Ангрене. В Ташкенте поступила в Государственный институт востоковедения, где позднее выиграла грант и отправилась учиться в Китай. Именно здесь и проснулась любовь к моде и стилистике: не было формы как в школе, не было рамок, появилась свобода.

«Когда я начала получать стипендию, я не ела, честно признаюсь, я одевалась», — смеясь вспоминает Надира.

Отучившись год, девушка вернулась домой из-за эпидемии птичьего гриппа. В Ташкенте она работала с китайцами, потом в Американских Советах, вышла замуж, а потом, вслед за супругом, с дочкой уехала в Америку. Так китайский стал бэкграундом, но любовь к стилю осталась. В штатах в 2002 началось знакомство с онлайн-шопингом. Скроллинг сайтов развил и помог формированию собственного стиля.
«У нас было единственное развлечение — ходить в молл и заниматься window-shopping, то есть «просто посмотреть». В Америке я была молода. Урбанистика, высотки, утренний кофе, пробежка… у всех похожая жизнь. Тогда была цель — пожить в Америке. Сейчас я люблю страны с более самобытной культурой».
«У нас было единственное развлечение — ходить в молл и заниматься window-shopping, то есть «просто посмотреть». В Америке я была молода. Урбанистика, высотки, утренний кофе, пробежка… у всех похожая жизнь. Тогда была цель — пожить в Америке. Сейчас я люблю страны с более самобытной культурой».
«Каждое фото в блоге — неслучайно»
«Муж как-то посоветовал написать текст о моде и разместить его для Blogspot. Я написала пост-знакомство и упомянула локальные бренды. На тот момент информация о нашей модной индустрии была более закрыта, чем сейчас. И несмотря на не особую популярность платформы, за ночь ко мне пришло 500 подписчиков со всего мира.

Мода, на самом деле, философия, глубокое познание человека. Это не только про одежду, это про внутреннее состояние. В своем Instagram Надира показывает то, что ее окружает: «Притчи, моменты из жизни, философские размышления — это составная часть той же моды. Без этого никуда».
«Муж как-то посоветовал написать текст о моде и разместить его для Blogspot. Я написала пост-знакомство и упомянула локальные бренды. На тот момент информация о нашей модной индустрии была более закрыта, чем сейчас. И несмотря на не особую популярность платформы, за ночь ко мне пришло 500 подписчиков со всего мира.

Мода, на самом деле, философия, глубокое познание человека. Это не только про одежду, это про внутреннее состояние. В своем Instagram Надира показывает то, что ее окружает: «Притчи, моменты из жизни, философские размышления — это составная часть той же моды. Без этого никуда».
Надира органично и естестественно вдохновляет на красоту через фотографии и обычные предметы. Через картинки она передает целую философию. В каждом кадре есть история, намеки на ее жизнь.

Даже в условиях информационной войны, в борьбе за первенство в карусели личных брендов все еще сложно обмануть публику. Подписчики быстро и легко считывают, когда говорят одно, а делают другое. Нет, не все в инстаграме живут показной жизнью, для нашей героини инстаграм – отражение привычного. Надира несколько раз подчеркнула, что слова можно выучить, внешность подправить, но с внутренней энергетикой ничего не сделаешь — она либо есть, либо нет.
«Пакистан научил меня заземляться»
О своей любви к Пакистану Надира говорила долго, вспоминая все до мельчайших деталей, переплетая с историями из книг и фильмов.

До того, как переехать туда на два года, Надира проработала 10 лет в нефтегазовой отрасли.
«Для меня это был самый большой шаг, я ушла с работы и уехала в Пакистан. Хорошо, был блог о моде. Когда я прилетела, осознавала, что у меня нет режимной работы с 9 до 18. Сначала было привыкание к жизни в релаксе, потом появились мысли: “Что я буду делать?”, “ Кто я и что я?”. Вопросы накапливались...»
«Для меня это был самый большой шаг, я ушла с работы и уехала в Пакистан. Хорошо, был блог о моде. Когда я прилетела, осознавала, что у меня нет режимной работы с 9 до 18. Сначала было привыкание к жизни в релаксе, потом появились мысли: “Что я буду делать?”, “ Кто я и что я?”. Вопросы накапливались...»
Она вдохновлялась книгами Халеда Хоссейни, в одной из который описывается часть людей, беженцев из Афганистана. Тогда они остановились у подножья горы в Пакистане — там, где жила Надира: «Перечитывала с совершенно другими ощущениями, потому что я находилась в том месте, где описывалась сцена».
«Пакистан научил меня заземляться. Там атмосфера как в замедленном кино — оно черно-белое, ровное, ты живешь здесь и сейчас. В Ташкенте начинается гонка, быстро нужно что-то решать».
«Пакистан научил меня заземляться. Там атмосфера как в замедленном кино — оно черно-белое, ровное, ты живешь здесь и сейчас. В Ташкенте начинается гонка, быстро нужно что-то решать».
В Пакистане любовь к моде проявлялась на особом уровне, Надира делилась в блоге обзорами местных брендов, знакомила с художниками и дизайнерами, показывала культурную часть этой страны, проявляя любовь к этнике. Также непосредственно участвовала в фешн-шоу, организованном посольством Узбекистана в Пакистане с приглашенными дизайнерами из Ташкента и Нукуса.
«Я — ретро-девушка»
Надира любит 20-е, 80-е и 90-е года в узбекской моде. Недавно, вдохновившись группой «Садо», попробовала стилизовать их образ с выступления в Германии: достала рубашку с юбкой из Human House, лосины, туфли. «Мне так понравилось, даже думала к вам так прийти!», — смеясь, поделилась Надира.

Надире также очень нравится утонченная японская культура:
«Их эстетика похожа на нашу: кимоно — те же чапаны, только чуть-чуть видоизменены. Философия одежды одна, как и ткани. Хочется что-то повторить в стиле наших 20-х, но не уходить в театральщину с современными нотками. 50-е, 60-е — это короткие платья, туфли, прически, жилетки из бархата.

Часто у нас не чувствуют грани, когда повторяют образы той эпохи. Нужно ощущать край, чтобы сохранить содержание нашей моды и этники. Мне очень нравится, как казахстанские дизайнеры привносят нотку современности, воссоздавая национальные образы: девочкам надевают наушники, ставят на самокат. Oh my God! Это так круто!»
«Их эстетика похожа на нашу: кимоно — те же чапаны, только чуть-чуть видоизменены. Философия одежды одна, как и ткани. Хочется что-то повторить в стиле наших 20-х, но не уходить в театральщину с современными нотками. 50-е, 60-е — это короткие платья, туфли, прически, жилетки из бархата.

Часто у нас не чувствуют грани, когда повторяют образы той эпохи. Нужно ощущать край, чтобы сохранить содержание нашей моды и этники. Мне очень нравится, как казахстанские дизайнеры привносят нотку современности, воссоздавая национальные образы: девочкам надевают наушники, ставят на самокат. Oh my God! Это так круто!»
Этника, как часть личного стиля
Надира много путешествует, часто меняла страны, именно поэтому узбекская культура так естественно вливается и перекликается в ее образах.
«Я поехала в Китай, и там я должна была представить себя, как страну, как нацию. Без этники никуда: тюбетейка, платок, шарф помогают уникальности.

В какой-то момент я перестала себя видеть без этники. Я делаю это очень деликатно, не перехожу в театральность. Можно играть аксессуарами, макияжем дать понять, что ты узбечка.

Я хочу показать девочкам, что можно не теряя своей аутентичности, происхождения, используя местные ткани, аксессуары, не переходить грань, а использовать все деликатно, да так, чтобы тебя могли отличить от других. Раньше наши бабушки, дедушки приезжали в Москву, и по ним можно было определить их происхождение, что они из Узбекистана... длинные волосы, косички, густые брови, платья. Сейчас мы теряем нашу уникальность во внешности»
«Я поехала в Китай, и там я должна была представить себя, как страну, как нацию. Без этники никуда: тюбетейка, платок, шарф помогают уникальности.

В какой-то момент я перестала себя видеть без этники. Я делаю это очень деликатно, не перехожу в театральность. Можно играть аксессуарами, макияжем дать понять, что ты узбечка.

Я хочу показать девочкам, что можно не теряя своей аутентичности, происхождения, используя местные ткани, аксессуары, не переходить грань, а использовать все деликатно, да так, чтобы тебя могли отличить от других. Раньше наши бабушки, дедушки приезжали в Москву, и по ним можно было определить их происхождение, что они из Узбекистана... длинные волосы, косички, густые брови, платья. Сейчас мы теряем нашу уникальность во внешности»
«Очень люблю Kanishka — это мое все»
«Если я куда-то выезжаю, беру обязательно изделия этого бренда. Он отражает меня — минимализм с ноткой этники. В Human House вся моя любовь — халатики из адраса, атласа. Я не могу пройти мимо красивых изделий, которые сделаны из наших тканей. Весь мой гардероб этники начинался с Klara & Ruha. Также очень люблю The Black Quail и Holmuradov Design»
«Если я куда-то выезжаю, беру обязательно изделия этого бренда. Он отражает меня — минимализм с ноткой этники. В Human House вся моя любовь — халатики из адраса, атласа. Я не могу пройти мимо красивых изделий, которые сделаны из наших тканей. Весь мой гардероб этники начинался с Klara & Ruha. Также очень люблю The Black Quail и Holmuradov Design»
О создании своего бренда
«Я два раза начинала свою коллекцию. Сейчас у нас все на старте, скоро объявим о запуске. Она рассчитана на узкую аудиторию. В ней присутствует этника, которую наденут даже хейтеры этники. Она полностью отражает меня. Благодарна супругу за его поддержку»
«Я два раза начинала свою коллекцию. Сейчас у нас все на старте, скоро объявим о запуске. Она рассчитана на узкую аудиторию. В ней присутствует этника, которую наденут даже хейтеры этники. Она полностью отражает меня. Благодарна супругу за его поддержку»
Что важнее: образование или опыт?
Надира обучала стилю, хотя эти знания получала на деле. Она рассказала, что учиться дополнительно на стилиста не собирается, так как своих soft skills ей достаточно, а вся дополнительная информация находится в свободном доступе. «Сейчас такой век, когда можно со своими навыками, быть кем-угодно. Там [прим.ред., в учебном заведении] не научат тому, что вы получите своим опытом. Эти знания ценнее. Я за любую учебу, но только в тех сферах, которые я не знаю»
«Искусство и фильмы наполняют изнутри»
Искусство — еще один раздел инстаграма Надиры, которая часто делится снимками интересных работ с использованием узбекских мотивов. Ей нравится модернизм, футуризм, все, что угодно, но их связующие элементы — красота и деликатность.

«Акмаль Нур, Бабур Исмаилов — гении. Их картины — философия. Можно час посвятить на изучение одной картины, на поиски ее описания. Я не любитель одного стиля, скорее мне по душе смелость, дерзость молодых авторов, которые используют нашу культуру, стержень и заявляют в картину».
Несмотря на большую любовь к этнике и ретро-стилю, Надира «держит руку на пульсе» — смотрит Netflix. Из последнего — «Аферист из Tinder». «Вы смотрели Don’t look up? Посмотрите обязательно!», — порекомендовала Надира. Кстати, если вы еще не прочли наши рецензии, это можно сделать здесь и здесь.

Но без любви к иранскому и старому узбекскому кинематографу, как и старых советских фильмов — никуда.
Текст: Ирина Перова.
Фото: Евгений Сорочин.
Верстка: Никита Петров.
Made on
Tilda